Изменится ли судебная практика по рассмотрению споров, связанных с определением таможенной стоимости?

Изменится ли судебная практика по рассмотрению споров, связанных с определением таможенной стоимости?

Комментарий к определениям Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 23.12.2015 № 303-КГ15-10416 и № 303-КГ15-10774.

В конце декабря 2015 г. Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ (далее — Коллегия) вынесла два определения по кассационным жалобам таможенного органа на судебные акты нижестоящих судов об оспаривании решений о корректировке таможенной стоимости (дела № А51-32919/2014 и № А51-30666/2014), обозначив ряд новых правоприменительных ориентиров для участников ВЭД, таможенных органов и нижестоящих судов.

Необходимо отметить, что Верховный Суд впервые в своей практике столь предметно и подробно высказался по вопросам, касающимся декларирования, подтверждения и контроля таможенной стоимости ввозимых товаров. Ранее судебные акты ВС РФ, вынесенные после передачи дела на рассмотрение Коллегии, касались лишь отдельных аспектов таможенной стоимости товаров, в частности порядка определения таможенной стоимости при ввозе предметов лизинга в режиме временного ввоза (дело № А70-13280/2013), вопросов включения в таможенную стоимость отдельных элементов — лицензионных платежей (дела № А40-17523/2013, № А40-110311/2013, № А56-31657/2013).

В последних же определениях Верховный Суд обозначил достаточно универсальную позицию, которая может и, очевидно, будет использоваться в отношении значительной части судебных споров по корректировкам таможенной стоимости, а также в рамках контроля таможенной стоимости до и после выпуска товаров.

Не вдаваясь в подробности содержания рассматриваемых судебных актов и не заостряя внимание на предмете споров (которые, по сути, идентичны), выделим следующие ключевые выводы Коллегии.

1. Непредставление декларантом по запросу таможенного органа полного комплекта дополнительных документов даже при условии объяснения им причин невозможности получения и представления отдельных документов является основанием для корректировки таможенной стоимости товара.

До настоящего времени безусловным ориентиром являлась позиция, изложенная в постановлении Пленума ВАС РФ от 25.12.2013 № 96 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с определением таможенной стоимости товаров, ввозимых на таможенную территорию Таможенного союза», согласно которой:

  • выявление таможенным органом признаков недостоверности заявленных сведений о таможенной стоимости товаров не является основанием для корректировки таможенной стоимости товара, а служит лишь поводом к проведению дополнительной проверки;
  • для проведения дополнительной проверки таможенный орган вправе запросить у декларанта дополнительные документы и сведения;
  • декларант обязан либо представить запрашиваемые таможенным органом дополнительные документы и сведения, либо в письменной форме объяснить причины, по которым они не могут быть представлены;
  • непредставление декларантом дополнительных документов (сведений), обосновывающих заявленную им таможенную стоимость товара, само по себе не может повлечь принятие таможенным органом решения о корректировке таможенной стоимости товара, если у декларанта имелись объективные препятствия к их представлению и соответствующие объяснения даны таможенному органу;
  • в случае непредставления декларантом дополнительных документов (сведений), обосновывающих заявленную им таможенную стоимость товара, либо причин, по которым они не могут быть представлены, таможенным органом может быть принято решение о корректировке таможенной стоимости товаров с учетом информации, имеющейся в его распоряжении.

В комментируемых определениях ВС РФ указал, что такие документы, как прайс-лист продавца (производителя товара), на основании которого можно было бы проанализировать сведения о стоимости ввозимого товара в стране отправления и объяснить причины отличия цены сделки от первоначальной цены предложения, а также экспортная декларация, которая помогла бы уточнить сведения, заявленные продавцом при вывозе товара в соответствии с законодательством страны вывоза, обществом представлены не были. Это не позволило таможенному органу устранить послужившие основанием для проведения дополнительной проверки сомнения в достоверности сведений о заявленной таможенной стоимости и правомерности ее определения по цене сделки и стало основанием для принятия решения о корректировке таможенной стоимости.

Следует отметить, что в рассматриваемых спорах декларант наряду с иными документами представил таможенному органу переписку с иностранным контрагентом о невозможности получения прайс-листов и экспортной декларации. Несмотря на это, Коллегия посчитала отсутствие названных документов в совокупности со сведениями об отличии цен на декларируемые товары от ценовой информации, содержащейся в базах данных таможенных органов, достаточным основанием для принятия решения о корректировке таможенной стоимости.

Толкование изложенной в комментируемых определениях позиции ВС РФ позволяет сделать вывод, что отличие цен на декларируемые товары от ценовой информации, имеющейся в распоряжении таможенных органов, само по себе является достаточным основанием не только для проведения дополнительной проверки таможенной стоимости, но и для принятия решения о ее корректировке, несмотря на представление дополнительных документов по запросу таможенного органа и/или дачу объяснений о невозможности их представления.

Понимание, интерпретация и степень правоприменения позиции ВС РФ нижестоящими судами станут очевидны в ближайшие несколько месяцев отчего в том числе будет зависеть и общий вектор разрешения споров о корректировках таможенной стоимости.

2. Действия лица, ввозящего товар на таможенную территорию, должны соответствовать принципам разумности и осмотрительности, предъявляемым к поведению участников гражданского оборота, — в частности, при ввозе товаров по цене, значительно отличающейся от цен сделок с однородными товарами, необходимо заранее собирать подтверждающие ее доказательства.

Данный вывод Верховного Суда — это без преувеличения новый подход к квалификации действий декларанта при рассмотрении споров, касающихся таможенной стоимости товаров.

Конечно, такие критерии, как разумность, осмотрительность, осторожность и т.д., применяются судами, включая высшие судебные инстанции, уже достаточно продолжительное время, в том числе при разрешении публично-правовых споров, в частности при рассмотрении налоговых споров и оценке действий налогоплательщиков.

Однако при разрешении споров, вытекающих из таможенных правоотношений, эти критерии (разумность, осмотрительность, осторожность и т.д.) применялись судами исключительно в целях оценки действий и определения вины участника ВЭД (таможенного представителя) по делу об административном правонарушении (нарушении таможенных правил). Релевантная практика их применения в спорах, связанных с определением таможенной стоимости товаров, отсутствует.

Пример использования ВС РФ в рассматриваемых определениях понятий разумности и осмотрительности как принципов, предъявляемых к поведению участников ВЭД, может повлечь их широкое применение нижестоящими судами при разрешении таможенных споров. А если учесть, что эти категории являются оценочными и могут толковаться достаточно широко, распространение практики их использования судами и сторонами спора сделает и без того нечеткие границы доказывания по данной категории споров еще более размытыми.

Резюмируя вышеизложенное, можно констатировать, что позиция ВС РФ, нашедшая отражение в рассматриваемых определениях, это, конечно, шаг в сторону таможенных органов. Остается надеяться, что она будет применяться нижестоящими судами также на основе принципов разумности и осмотрительности.

Источник: Вестник экономического правосудия Российской Федерации ¦ PDF статьи


Адвокат Алексей Сизов Пишите: a.sizov@kiaplaw.ru Звоните: +7(495)6604909